«Большое видится на расстоянии» Шагал иллюстрирует Гоголя

В выставочном зале Гёппингена с большим успехом проходит выставка «Марк Шагал. Живопись и поэзия». На выставке представлены иллюстрации Шагала к Библии, сказкам «Тысячаи и одна ночь», к  другим литературным произведениям различных эпох. Выставка продлится  до 15 марта 2015 года.  Особое место в экспозиции занимают 96 гравюр Шагала к роману Гоголя «Мёртвые души».

Гравюры к роману Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души» были выполнены Шагалом по заказу известного французького мецената, коллекционера и издателя Амбруаза Воллара, открывшего миру Сезанна, поддержавшего Гогена и Пикассо.  Воллар попросил Шагала выполнить иллюстрации к  произведению одного из классиков русской литературы. Шагал выбрал «Мёртвые души» Гоголя. Этим произведением он уже достаточно интенсивно занимался ранее в Москве, где создал ряд набросков декораций к драмам Гоголя для Еврейского театра. Почти все постановки остались нереализованными, но наброски, к счастью, сохранились.

Шагал и Гоголь  ̶  два творца с похожей судьбой: важнейшие из своих произведений они создали вдали от родины. Оба они, один  ̶  из родом из белорусского Витебска, а другой — из-под украинской Полтавы, по-настоящему осознали себя русскими, в широком понимании этого слова, только за границей. В многочисленных письмах Гоголя, адресованных его друзьям и знакомым, он постоянно извиняется за свое длительное отсутствие в России, oбъясняя это тем, что он может писать о России только находясь от неё вдалеке. «Большое видится на pаcстоянии», как сказал поэт Сергей Есенин, которого хорошо знал Шагал, в своем знаменитом стихотворении о России. Только в Париже Шагал начал осознавать себя русским художником.

Обоим, и Шагалу, и Гоголю, присуще одно и то же чувство иронии. Во время работы Шагала над иллюстрациями к «Мертвым душам“ его жена Белла зачитывала ему отрывки из романа, они от души смеялись над прочитанным, и Шагал снова возвращался к своей работе.

Место действия романа  ̶  феодальная Россия сороковых годов 19 века. Главный герой романа, проходимец и авантюрист по имени Чичиков, прибывает в русскую глубинку с целью быстрой наживы. Он хочет использовать то обстоятельство, что ревизия крепостных проводится в России нерегулярно, и скупить по дешевке у помещиков паспорта их умерших крестьян, так называемые «мёртвые души». Эти паспорта он намеревается потом заложить втридорога в Попечительский совет в столичном Санкт Петербурге и таким образом обогатиться. В его план входит познакомится и подружится с самыми важными особами городского управления, как городничий или прокурор, и местными помещиками. Это удается ему с легкостью, и вскоре он становится повсюду желанным гостем. Но, как это обычно и бывает, не всё идет как по-маслу: предательство, ревность, быстро расползающиеся слухи и пробуждают провинциальный городок N от векового сна. Нашему «герою» ничего не остается как бежать отсюда как можно скорее.

В своем романе Гоголь создал образ феодальной России находящейся в глубоком социально-экономическом кризисе, образ полный горькой иронии. Из запланированной им романа-трилогии увидела свет только его первая часть под заглавием «Похождения Чичикова», т. к. название «Мертвые души»  носило по представлению российской цензуры слишком «спиритический» характер. Вторую часть трилогии Гоголь два раза собственноручно уничтожил. А в конце-концов уничтожил он и самого себя: отказавшись от пищи, скончался. Вторая часть романа дошла до нас только в отдельных фрагментах, не позволяющих не то что реконструировать его,  но даже хотя бы получить впечатление о его концепции. Третья часть осталась только идеей…

По утверждению Гоголя, сюжет романа был подарен ему самим Александром Пушкиным. Никто другой, по мнению Пушкина, не мог так поэтически рисовать словом характеры, как Гоголь. Эти характеры достигали матафорического уровня. Кто из нас не называл захламившего свою квартиру «Плюшкиным» или двух известных болтунов «Добчинским и Бобчинским»? И в этом плане Гоголь и Шагал схожи: один создает метафоры пером, a другой – кистью, оба поражают нас мастерством их поэтических творений.

Технически безукоризненно выполненные гравюры Шагала  ̶  трудно поверить, что он изучил эту технику в течении всего одного  года в Берлине  ̶  подкупают зрителя своей черно-белой лаконичностью. Шагал работает как в очень экономной, так и очень эффектной стилистической манере: из небольшого количества нанесенных линий и изображенных им деталей возникает что-то вроде признака действия. При этом пространство в достаточно плоскостной композиции конструируется отдельными мотивами, будь то поперек поставленная кровать или с потолка свешивающаяся лампа. Фигуры, дома и предметы располагаются друг за другом, частично перекрывая друг друга. Отдельные пятна всевозможных оттенков черного цвета оживляют изображение, придавая ему динамичность. Здесь Шагал объединяет стилистические принципы кубизма и футуризма. Его призведения 20х годов выполнены под влиянием кубофутуристической живописи  ̶  одного из самых известных стилистических направлений русского авангарда.

В работах к «Мёртвым душам» Шагал строго придерживается текста, так строго, как, пожалуй, ни в каких других  своих работах к литературным произведениям. По одним только иллюстрациям Шагала зрителю не дaно понять содeржания романа. И только при сопоставлении их с гоголевским текстом написанное и нарисованное начинают взаимодействовать друг с другом, раскрывая нам всю глубину и масштабность как романa, так и иллюстраций к нему .

Елена Штайнеманн

 

 

просмотров: 18

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *