Будущее человечества – в единстве

Когда видишь перед собой человека с именем, известным миру, хочется ущипнуть себя за руку  – не сон ли… С немецким режиссером Петером Лилиенталем – человеком-легендой – мне довелось познакомиться на кинофестивале в Мюнстере.

Он родился в 1929 году в Берлине, долгое время жил в Уругвае.  В 50-ые годы вернулся в Берлин и окончил Высшую школу искусств. Его картины «Спокойствие в стране» (1976), «Виктория» (1973), «Молчание поэтов» (1986), «Долгий  путь неповиновения»(2007) и другие принадлежат к сокровищнице мирового кинематографа. Его герои хрупки, ранимы и наивны. В общем, они обладают всем необходимым, чтобы проиграть в современном жестоком мире. И все же они приговорены к личностной победе.

Петеру почти 90, а его физической форме позавидовал бы всякий пятидесятилетний. Глаза живые, как у ребенка. Я ловлю себя на мысли, что Петер Лилиенталь с присущим ему любопытством задает мне больше вопросов, чем я ему. И все-таки – интервью.

Господин Лилиенталь, вы родились в Берлине, выросли в Уругвае.  Где вы чувствуете себя дома?

 Для того, чтобы почувствовать себя дома, мне нe нужно находиться в определенной стране или городе. Достаточно наличия необходимых вещей, самых элементарных, таких как хлеб и вода, чтобы не чувствовать телесного дискомфорта, и окружения близких по духу людей. А это сочетание я могу найти практически в любой точке земного  шара.

Что вы помните о годах эмиграции в Уругвае? Как они повлияли на вас в профессиональном плане?

– В Уругвае я посещал  студенческий киноклуб при университете Монтевидео. Там я впервыe увидел неореалистские фильмы Витторио де Сика «Велосипедные воры», Жана Виго «Ноль за поведение», «Аталанта». Наш профессор очень повлиял на меня. Я помню, что это он заразил меня своим анархизмом и синдикализмом. Он приходил в класс и говорил с нами так, как чувствовал себя в этот момент: если плохо мы были исчадием ада, хорошо мы были манной небесной. Позже я много раз применял эту эмоциональную субъективность как выразительное средство в моих картинах.

Как вы относитесь к русскому кино?

– Я обожаю русское кино. Конечно, классику: «Броненосец Потемкин», «Мать», «Чапаев». Мне нравятся и современные режиссеры, как  мой питерский коллега Сергей Овчаров с его «Садом» и «Барабаниадой». Я смотрю очень много фильмов и могу найти в любом что-то привлекательное и интересное для себя. Но иногда кино озаряет и понимаешь, что оно не чужеродное тело, а часть тебя.

  И последний вопрос. Ваши фильмы социально-критичны. Каково ваше мнение  о политической ситуации в вашей стране и в России сейчас?

– Я уверен, что в Германии по проблеме беженцев было принято абсолютно верное решение. Мы приютили людей, жизни которых грозит опасность. Повода для дискуссий нет. Демократии обязаны так поступать. В противном случае им надо поменять название политического строя.  Да и в человеческом плане какие могут быть споры, мы ведь сами были беженцами. А вот в культурологическом отношении в Германии предстоит еще много работы. Мы, немцы, не привыкли к космополитизму, как голландцы и другие  открытые нации.  Но это дело времени.

Что касается России и Украины, мне очень больно, что не нашлось до сих пор человека, способного «примирить» стороны. Апартеид, разделение – это деструктивное прошлое, шаг назад, причем громадный. Будущее человечества в единстве, как ни наивно это звучит.

Интервью вела

Дарья Бережницкая

просмотров: 101

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *