София Орловская

Стихи

Мы евреи, мы семиты

(обращение к христианам)

Мы  евреи,  мы  семиты,

Мы  издревле  знамениты

Горестной  своей  судьбою,

Ибо  всюду  мы  изгои.

Нас с родной земли  сгоняя

Римляне,  вавилоняне,

Крестоносцы — христиане,

Ассирийцы,  англичане…

На любом  погосте мира –

С  магендовидом могилы.

Но, рассеявшись  по  свету,

Мы  храним  отцов  заветы.

Мы  от  Сима. Цель  семитов

Издавна в свою  орбиту,

В наш  Израиль вернуть  евреев

С  Апеннин и  Пиренеев,

Из  Нью-Джерси  и  Непала,

Чили,  Мельбурна,  Урала…

Отовсюду,  где  живет

Богом  избранный  народ.

«Как  вернуть?!  А  кто ж тогда

Будет  представлять  врага,

На  кого  свалить  в  момент

Можно  всякий  инцидент?»

Христиане!  Папа  Римский

Нынче,  на  пороге  века,

Вас  призвал  в  еврее  видеть

Друга,  брата,  человека,

И  Алексий  убеждённо

Толковал о  том  с  амвон

В  протестантских храмах тоже

Проповеди с этим  схожи,

Но в  умах  у  вас  сидит

Тихонький  антисемит:

Если  всё  вокруг  о`кей,

То  ваш  лучший  друг — еврей,

Коль  невзгоды  одолеют,

Значит тут  «рука  евреев»:

Беды  все  у  христиан

Валятся  на  Иордан.

Объясните  внятной  речью

Нам  одно  противоречье:

У  полмира  в  уголке

Наш  еврей  на  образке

Иль  еврейка,  его  мать.

Как  же  это  понимать?

Сами  бога  в  нём  признали,

Нас  же  этим  попрекали,

Дескать, мы  не  заступились,

Отреклись и  отстранились…

Римляне  ж  его  распяли,

Ни  хулы  им,  ни  печали!

Понтий,  римский  прокуратор,

Действовал,  как  провокатор:

«Если  требует  народ,

Пусть всё так вот и  идёт,

Я,  мол,  ничего  не  знаю,

Свои  руки  умываю».

Итальянцам  с  рук  сошло,

А  на  нас  стоит  клеймо!

Каждой  власти  нужен  враг,

И  пошло  гулять  в  веках:

«Ах,  иуды!»,  «Ах,  распяли!»,

«От  евреев  все  печали!»…

Слуги  и  апологеты

Тронов,  храмов,  минаретов

Повсеместно  и  открыто

Множили   антисемитов:

Пользуясь людским  незнаньем,

Сеяли  негодованье,

Обвиняли  в  заговорах,

В  иноверии,  в  масонах…

«Иноверцы!»,  «Инородцы!»,

«Кровью грех вам отольётся!»

И  мусолят  прецедент

Более  двух  тысяч  лет:

Кровь  распятого  Христа,

Бейлис  и  его  маца,

Дело  Дрейфуса,  врачей…

От  погромов  до  печей.

 

Так  давайте-ка  без  крика

Разберемся  мирно-тихо,

Виноваты ли  евреи

В  той  далёкой  эпопее?

Да,  толпа  «Распни!» кричала,

Был  иудин  поцелуй,

Но  до  этого,  сначала

ОН  молил   ОТЦА: «Минуй!»

Значит,  БОГ  заране  знал

Про  трагический   финал.

А  раз  знал,  мог  изменить,

Мог  толпу  остановить,

Мог  Иуду  отвести

От  неверного  пути,

И  апостолы  тогда

Не  оставили б  Христа.

Сказано ж  в  Святом  Писаньи:

«Не  падёт  без  приказанья

Даже  волос  с  головы!»,

Так  что  БОГ  всё  знал! Увы!

А  раз  промысел  был  божий,

То  карать-то  нас  негоже!

Вот  и  кается  теперь

Папа — главный  архиерей!

Христиане,  вас  так  много,

А  Иисус  стал  вашим  богом.

Средь  Владимиров  и  Франсов,

Ивов,  Биллов,  Хулей,  Гансов

Не  нашлось  пророка  что ли,

Чтобы  жить  по  его  воле,

Чтобы  был  у  вас  святой

Целый,  а  не  обрезной?

Звёзды  есть  и  в  вашем  небе,

А  не  только  в  Вифлееме,

И у вас  миссии  зрели,

Знать,  волхвы  их  проглядели,

Иль  сексоты  всех  мастей

Сдали  иродам  детей,

Иль  от  звона  серебра

И  у  вас  не  жди  добра…

Впрочем,  это  не  упрёки,

На  грядущее  уроки.

Главное  для  нас,  что  БОГ

От  христианства  уберёг

Иудеев в те года,

И влияние  Христа

Не  сломило  в  предках  ВЕРЫ,

Нацию  оставив  целой.

Светлые  Христа  идеи

Растворили  бы  евреев,

Изгнанных  с обетованной

И  осевших  в  разных  странах.

Численность  и ваша  вера

Сделали бы  своё  дело:

Постепенно б влились в греков,

В  предков  немцев, венгров, чехов;

В  Лету  б  канули  Суккот,

Пурим,  Пессах,  Шавуот…

И  не  радовала б  мира

Страстная  Хава  Нагила,

В  вечность  унесли  б  года

Кипу,  талес,  Лапсердак…

И  никто б  не  стал  копать,

Что  веков  за  двадцать  пять

Пращур  пастора  Мишеля

Вел  ишиву  в  Беер-Шеве,

Предок  Джека  и  Салима —

Рабби  из  Иерусалима,

Даже  может  быть у Папы

Праотец — портной  из  Яффы.

Если  б  сгинули  евреи,

Как  мидяне  и  халдеи,

Никого  б  не  волновало

То  далекое  начало!

Может  быть  через  века,

Род  свой  с  племенем  Христа

Связывать  бы  стало  в  моде:

«От  евреев  происходим!»

Еврей  первый  Авраам

Стал примером веры нам.

Нас  Писание  зовет

«Богом  избранный народ»

Не  за  муки  и  идеи,

А за стойкость в нашей вере.

Пятикнижье  Моисея —

Тора  помогла  евреям,

Распыляясь в  лонах  наций,

Избежать  ассимиляций!

Может  этот высший  план

И  для  нас  и  для  христиан

Создан был  еще тогда,

Когда не  было  Христа,

Чтобы нам  потом в пути

Рука  об  руку  идти.

По  секрету  скажем  даже,

Мы  горды, что  ОН из наших.

Нынче  многие  евреи

В  миссию  Иисуса  верят,

Но  теперь  не  занесет

Пыль  столетий наш народ:

После  жертв,  молитв,  трудов

Бог   вернул  нам  край  отцов!

Фениксом  иврит   воскрес —

Тоже чудо  из  чудес!

Стал  навек  священным  краем

Для  христиан  Иерушалаем,

Выгоду в туризме  видя,

Мы,  конечно,  не в  обиде,

Только  выньте  из-за  пазух

Камни,  и  забудьте  фразы:

«Бей  жидов!»,  «Пархатый  жид!»,

Те,  кто тем еще грешит.

И  тогда  из  всех  друзей

Лучшем  станет  вам   еврей.

Будь  ты  Юрий,  Генрих,  Браин,

Наш  призыв  ко  всем:  «Лехаим!»

Мы — «За жизнь!»,  за  счастье  жить,

Быть с семьей,  творить,  дружить!

Что-что,  это  мы  умеем,

Потому  что   мы  евреи!

Штутгарт

 

              Тайна дней грядущих

 

–  «О,  кто  проникнет в  тайну  дней  грядущих?»

Фридрих  Шиллер

–  Тот, кто  постигнет  сущность  бытия,

А  не  постигнет, то  хотя б прикинет.

 

Проникнуть  в  тайну  дней  грядущих

Теперь  не  сложно,  ибо  минул

Двадцатый  экстремальный  век –

Век,  обманувший   чаянья  миллионов,

Себя  вогнавший  в  мировые  бойни,

Кровавый  век  вершины  изуверства

И  бурный  век  технического  взлёта;

Век,  показавший  близость  края  бездны

И  ставший  человечеству  уроком,

Двадцатый  переломный  век  прошёл!

Ну,  а  сегодня,  в  двадцать  первом  веке,

Надеюсь,  хватит  разума   землянам,

Чтоб   обуздать   воинственный  ислам

И третью  мировую  не  разжечь.

Что ж  дальше?  Ну,  возможно,  будет  так,

Как    предсказал  Владимир  Маяковский

О  пролетариях  в  тридцатом  веке:

Семьи,  как  нынешней  реалии,  не  будет;

У каждого  свой  «зонтик»  для  полётов

На  службу,  на  свидание  с  любимой,

На  игры  в  воздухе  с  друзьями и с детьми,

Быт   со-вер-ше-нен!  Я  продолжу  тему,

Но век подалее возьму — пятидесятый,

Чтоб  срок  постичь,  ну,  как  от  нас  до  Трои.

(Коль  человечество  себя  не  истребит

И катаклизм  космический  иль  местный

Не  сгубит  всю  планету  в  одночасье.)

Итак,  представим,  на  Земле  спокойно:

Столетье — моложавый, сочный  возраст,

Как  нам  под  тридцать. При  недомоганьях –

Все  технологии  на  службе  индивида,

Так  что  живут  до  шестисот  и  боле!

(Вот бы с реинкарнацией   туда!)

Конфликты  меж  народами  исчезли:

Всё  перемешано,  нет  рас,  границ  и  наций,

Все  шоколадные  чуть-чуть  и  чуть  раскосы,

Стройны,  спортивны,  веселы,  красивы…

Финансовой зависимости нет,

Долг и язык, и право – всё едино!

Но  этнос  как  науку  уважают

И в школах учат,  что  когда-то  жили

Евреи,  инки,  русские,  китайцы,

Арабы,  готы,  англичане,  кельты…

С  генеалогии  сдувают  пыль  веков,

Прослеживая  род  аж до  Адама.

С  землёй,  конечно,  туго  на  Земле

Для  обитанья   сотни  миллиардов,

Но  во  Вселенной-то  её  хватает,

И  молодёжь  летит,  как  в  наши  дни

На  целину,  а  позже — за  границу.

За  ними  вслед  летят  их  пра-пра-пра,

Шумят,  толкаются,  хохочут,  отлетают,

Как  мячики,  и  никаких  аварий!

Дороги  все  под  бдительной  охраной

Единых  галактических  сетей.

А  скорости!  Куда  там  скорость  света!

Да,  с  перелётами,  как  говорят,  тип-топ!

К  нам  тоже  прилетают,  но  не  очень:

День  короток,  да  и  комфорт  не  ах,

А  чтобы  оседать – так  единицы,

Зацикленные на  земных  прогнозах

О светлом  будущем всего  живого,

Или учёные: их  привлекают  ниши

Непознанного,  а  у  нас  их   тьма.

А  по  делам— чиновники  из  центров,

Спецы  технических  единых   линий,

Да  одержимые  художники,  артисты,

Кто  жаждет  видеть  зрителей  в  живую.

Ко   внешностям их разным мы привыкли,

Они  для нас – уродцы,  мы – для них,

Хоть  во  Вселенной  уж  полно  гибридов.

Ну,  наконец,   туристы,   этих  всюду,

Как  пруд  пруди,  а  гиды  их  развозят

По  утверждённым  загодя  маршрутам.

Всё  вроде  хорошо.  Земная  пресса

Расхваливает  наше  руководство

И  намекает,  что,  мол,  все  планеты

Берут  в  основу  наши  постулаты

Для  единения  системы  мирозданья.

Но  с  кем-то  во  Вселенной  будут  распри:

Мол:  «Понаехали!»,  мол:  «Наше  лишь  для  нас!»

Но  мы-то  это  всё  уж  проходили,

Понавострились,  знаем,  что  почем!

При  санкциях  –  бряцаем,  угрожая,

Но,  в  основном,  торговля  выручает.

И  знаете, что  продаём?  Картошку!

Они ж  о  ней  и  слыхом  не  слыхали,

Как  россияне  в  допетровской  эре,

Деликатес  во  всех  доступных  далях,

А  ценится,  как  нефть  в  былые  дни!

Чтоб  сохранить   земной  приоритет,

Чтоб  инопланетяне  где-нибудь

Картофель  не  выращивали  сами,

Им  продаем  очищенный,  в  пакетах.

Такая  практика  на  всех  планетах,

Где  обитает  мыслящее  нечто:

Торгуют  тем,  чего  нет  у  других.

Земные  латифундии  с  охраной:

«Единый  стратегический   объект»!

(Как  раньше  Арзамас-16 наш

И  Лиермор Фолс  у  американцев).

Карательные   органы  на  стрёме:

И  если кто-то  где-то  и  кому-то,

Мол,  маме  на  Центавр,  чтоб  посадила,

Иль  просто  безалаберно — случайно

Глазок картошки в рюкзаке  забудет,

Пред  тем,  как  лезть  в  космический  «Порше»,

Услышит: «Родиной  торгуешь, падла!»

Вердикт — невыездной  на  двести  лет!

Вокруг  косые  взгляды,  отчуждённость…

Да,  многое  меняется  с  веками,

Но  что-то  остаётся  навсегда!

И  вот  вопрос,  а  станут  ли  добрей

И  бескорыстней  люди  на  Земле,

С  рождения  считающие  нормой

Цивилизацию  своей  эпохи?

А  попросту,  если  удобней  жизнь,

То  человечней  люди?  Сомневаюсь.

Чтоб видеть будущее, надо знать о прошлом.

Возьмем  пример  эпохи  Возрожденья:

Ни  телевизоров,  ни  интернета,

Ни  самолетов,  поездов,  авто,

Мобильников  и  эСэМэСок  нету,

Нет  электричества!!!  А  как  живописали!

Лепили!   Строили! А  музыка!  А  пьесы!

Сейчас  талантов  много, но  Шекспиров

И  Рафаэлей  почему-то  нет.

И  выводы:   технический  прогресс

Не  поднимает  творческую  планку,

Не  улучшает  сути  человека,

А,  принося  блага,  закабаляет.

Сегодня  всех,  и  взрослых  и  детей,

Как приковали  к интернетным  сайтам.

Компьютерные  игры   агрессивны,

Что  развивают  быстроту  реакций

И  знания  дают,  но  между  делом

Зомбируют,   как  в  прошлом, комсомол,

Где  устремленья  общие  для  всех

Важнее  были  личных  интересов:

Свой  взгляд,  свой  стиль,  своя  манера — блеф,

Единый  марш  –  вот  лозунг  коммунистов!

А  гении,  они  же  одиночки,

Из  строя  выпадали  и  хирели.

Мне  скажут: «Исторический  заскок!

Во  всех  эпохах  были  отклоненья,

Потом  всё  возвращалось  на  круги

Своя  и  шло  само  собой».

Само?!  Нет! Власть  любых  эпох

Берёт  прерогативою  правленья –

Формирование  сознанья  черни,

Иначе  не  удержишься,  сметут!

Законы,  проповеди,  обучение,

Штыки  и  ордена,  посулы,  пресса…

Сегодня  к ним  добавились  сериалы

Пиф-пафные,  компьютерные  игры:

– Подкрался  и  шикарно  уничтожил

Всех  нехороших! – Браво,  шестилетка!

Отец  игру  еще  по  круче  купит,

Чтоб  вырастал  мужчиною  пацан!

Да,  есть  о  чём  подумать  на  досуге.

Я  сомневаюсь,  что  потомки   будут

Счастливей  в  будущих  тысячелетьях,

Ведь и богатые порою плачут,

Не  будет  денег,  но,  как  учит  время,

Вместо  одних  цепей  придут  другие,

Ведь  человек,  всегда  стремясь к  вершинам,

Оттачивая  нравственные  нормы,

Не  только  разумом  и  волей  управляем,

Его  всегда  обуревают  страсти,

У  каждого  свои – самовлюбленность,

Безверье,  ревность,  зависть,  фанфаронство,

Борьба за лидерство, борьба за  справедливость…

При  подавленьи  –  ненависть. Всё  было!

Познания  глубин  плодят  печали

И  одиночество  среди  себе  подобных;

Гармония  в  душе  не  долговечна:

Любовь,  горенье,  творчество   проходят…

(Коль  в  организм  не  вкрапливать  гормоны,

Помилуй  Бог,  это  ж  психиатрия!)

Да,  человек  и  счастье  не  совместны:

Нет  вечного  блаженства  на  земле

Ни  днесь,  ни  присно,  ни во век веков!

Таков  неутешительный  прогноз,

Срывающий  завесу  с  дней  грядущих.

Но  это  лишь  моё  предположенье,

Дай Бог,  неверное,  дай Бог,  не  навсегда!

 

 

 

просмотров: 133
Один комментарий
  1. Забавно.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *