В кино трудно всё, если это делать на совесть

Режиссёр Александр Митта в представлении не нуждается. Фильмы „Гори, гори, моя звезда!“, „Друг мой, Колька“, „Таежный роман“, „Экипаж“, “Шагал-Малевич“ – классика российского кинематографа. А для меня Александр Наумович – один из немногих режиссёров-практиков, которые умеют преподавать. Сегодня на нашей киностранице небольшое интервью с Александром Миттой на тему обучения кинопрофессии.

– Самое важное в любой киноистории – это подружить с ней режиссёра и зрителя. Первый должен из словесной выжимки сценариста создать кинополотно и вдохнуть в него жизнь. Только тогда зритель будет внимать этой истории.
Во всех своих фильмах, независимо от того, о чём они повествовали и чей сценарий лежал в основе, я исходил из простой схемы: герой-зритель-история.
Герой – это я. Это означает разное. Это моя история, увиденное, подсмотренное мною, созвучное мне по состоянию души, поразившее меня своей жизнерадостностью, силой или, напротив, жестокостью, когда я снимаю для того, чтобы подобное предотвратить, поднять эмоции зрителя против такого. Но в любом случае герой – это часть меня, моих эмоций, моего состояния.
– А зритель?
– Со зрителем легко, если понимать значение трёх пунктов. Зритель смотрит кино, если
1) ему любопытно (он обязательно в начале фильма должен поставить вопрос к одному из аспектов картины);
2) он сочувствует герою (тот пробудил у него чувства, созвучные с его собственным „я“);
3) он может развить в себе эмпатию по отношению к главному герою фильма и к его основной мысли. Сочувствие и эмпатия в данном случае различны. Эмпатия должна быть понята, как принятие основной режиссёрской мысли, идеи.
– Каков ваш рецепт успешного кинофильма?
– Для успеха в кино необходимо множество составляющих. Но все успешные фильмы едины в следующем (это можно последовательно проследить, к примеру, как в моем любимом „Гневе“ Тони Скотта, так в анимационной короткометражной ленте „Любовь осьминогов“ да и во всех любимых публикой фильмах): физиологическая и идейная составляющая героя должны быть едины. Если он силён, борется, то должен нести это во внешнем облике. Робин Гуд должен быть внешне привлекательным. Этого нельзя забывать, ведь кино – визуальное искусство. Психологическая составляющая вытекает из первых двух и даёт герою характер. И ещё очень важно, что герой должен быть ведом доминирующей страстью. Её режиссёр должен заранее определить для себя. И тогда ему легче будут избежать противоречия в характере героя. Он будет живым, а не надуманным.
– Что снимать труднее – драмы или комедии?
– Хороших комедий не так уж много. А трудно в кино всё, если это делать на совесть. Снимайте, дерзайте, не забывайте о монтажном мышлении, которое открыл Эйзенштейн, думайте кинематографическим временем. И у вас всё получится!
От автора: в этот момент мне вспомнилось ток-шоу «Закрытый показ», посвящённое балабановскому „Грузу 200“. Александр Митта пришёл на передачу, чтобы поддержать Алексея, которого не поносил только ленивый, к хулителям подключились и ведущий программы Александр Гордон, и народный певец Юрий Лоза. Космонавт Светлана Савицкая подвела итог, сказав, что были бы деньги, она сняла бы фильм получше, чем „Груз 200“. Александр Наумович покачал головой и сказал спокойно, без злобы: „Ну, попробуйте“. Потом добавил: „А для тебя, Лёша, сегодня был очень важный день, о котором мечтают все режиссёры. Ты снял фильм, который никого не оставил равнодушным… Поздравляю!“.
Спустя год фильмы Балабанова стали культовыми.

 

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!