Я улыбаюсь в ответ…

Российский актер Сергей Наседкин из тех людей, с которыми просто, но не запросто. Известен, но не тщеславен, талантлив, но не испорчен, востребован, но не относится к работе, как к конвейеру. Может, поэтому его герои так похожи на нас, простых людей: подкуривают от паяльника, пьют пиво на закате, собирают картошку…

Сергей Наседкин праздновал свой кинодебют в знаменитом фильме Бориса Хлебникова и Алексея Попогребского «Коктебель», который с успехом демонстрировался в 2006 году по немецкому культурному каналу. С тех пор Сергей снялся во многих картинах Бориса Хлебникова, каждая из которых в России стала знаком поколения. «Сумасшедшая помощь» – гротеск бытовизма, наполненного человеколюбием и знаковыми диалогами. «Свободное плавание» – картина, обаятельно и анекдотично передающая метания молодого поколения. Типичный случай – получил образование, но не нашел работу. «Долгая счастливая жизнь» – ода российскому фермеру. Или история городского человека, рискнувшего покорить российскую глубинку и противостоящего обстоятельствам. Фильм без нравоучений и догм, с красивыми пейзажами и живыми людьми. И вот наконец очередная роль-победа Сергея Наседкина в новом фильме Бориса Хлебникова «Аритмия», получившего Гран-при  последнего «Кинотавра». Фильм «Аритмия» о враче скорой помощи  возрождает советскую традицию фильмов о героях труда. Но не в кондовом конъюнктурном смысле, а глубоко и талантливо. Герой Сергея – водитель машины скорой помощи – как и все его герои, правдив и достоверен. Почему? Сегодня Сергей Наседкин, гость нашего журнала, сам ответит на наши вопросы.

– Сергей, вы необычны. Потому что – кемеровчанин, который остался в Кемерово. Потому что честны, иногда себе во вред. Потому что руководите некоммерческим театром. Потому что не гоняетесь за высокими гонорарами. Потому что не снялись ни в одном плохом фильме. И ещё много «потому что»…

– Уехать в Москву я никогда не хотел. Ну, просто не люблю этот город. Он меня очень утомляет. Я переношу его лишь в ограниченных дозах, по работе. И вообще я считаю, что уезжать надо до 30-ти, пока есть силы и пока не успел ещё в родном городе сильно «наследить». Потом появляются разные «якоря» – старенькие родители, семья, и созданный (тобой , в том числе) Театр. Этим мне и дорог мой родной город. Конечно, если бы взять всю эту «грибницу» и перенести на территорию Москвы…

Да, если б «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…»

– Ну да. Тогда бы я согласился, – смеется Сергей.

А как такие свободные люди, как вы, становятся актерами? Ведь это очень зависимая профессия?

– Актёром я стал случайно. Я закончил исторический факультет КемГУ. В детстве и отрочестве избегал сцены, очень стеснялся публичных выступлений. Только в выпускном классе я стал немного свободнее, начал выступать в самодеятельности.

И потом сразу известность, признание?

– В Кемеровском университете я принимал участие в студенческих фестивалях «Первый снег» и «Студенческая весна». Здесь меня и заприметил Евгений Гришковец, к тому времени уже матёрый «народный артист» университета, а ныне известный актер, драматург, писатель. Он пригласил меня в свой театр, который только создавался. С исторического факультета он пригласил 5 человек. Под руководством Жени мы проработали до 1998 года, потом он уехал в столицу. А мы продолжили делать свой театр.

Однажды , когда мы возвращались с фестиваля в Лондоне, моего друга и коллегу Евгения Сытого два молодых московских режиссёра Борис Хлебников и Анатолий Попогребский (они работали тогда вдвоём) пригласили в свой новую картину «Коктебель». В ней Женя сыграл очень небольшую эпизодическую роль и сразу стал одним из любимейших актёров Бориса Хлебникова. С Женькиной подачи Борис, который ещё при первом с нами знакомстве отметил, что между мной и Чаком Норрисом есть несомненное сходство, пригласил меня. Это был фильм «Свободное плавание» –  моё первое кино. Ещё было у меня три картины у Бориса: «Сумасшедшая помощь», «Некуда спешить»,  «Долгая счастливая жизнь». А, и ещё … свежая «Аритмия».

У вас нет актерского образования. Вы – тот самый случай, один из 10 тысяч, самородок, которого талант ведёт «не благодаря, а вопреки», как говорит Звягинцев? Может, отсутствие актерского образования помогает вам не быть «штампом»?

– Никакой особой техники перевоплощения у меня нет. Стараюсь наблюдать людей в естественных условиях вокруг себя: в общественном транспорте, на улице, в магазинах, присутственных местах и так далее. Интересна ведь сама жизнь с её действующими лицами! Думаю, что количество сыгранных мною ролей в какой-то момент переросло в качество.

Что Вам нравится в фильмах самого натуралистичного режиссера современности Бориса Хлебникова, на которого не пойдут любители поп-корна, но который всегда будет рекордсменом интернет-просмотров, автором крылатых фраз, как в свое время Гайдай и Рязанов?

– В фильмах Бориса мне прежде всего нравится… режиссёр (Сергей смеется). С Борисoм Хлебниковым очень легко и комфортно работать. Он не напрягает режиссёрскими задачами, жёстким текстом и так далее. Борис пoлностью доверяет актёрам. Его вообще привлекает, как вы правильно заметили, натуралистичность. Он не любит снимать медийных актёров со знакомыми «заезженными» лицами. Его привлекают люди как бы с улицы, но при этом не чуждые лицедейству и не испорченные драматической школой. Мы соответствуем этим требованиям. Думаю, этим мы и привлекли к себе внимание Бориса, когда он увидел наши спектакли в «Ложе».

– Вам нравится смотреть фильмы с вашим участием?

– Смотреть фильмы со своим участием в качестве зрителя не получается. Смотрю оценивающе. За редкими исключениями я себе не нравлюсь. Мне почти всегда кажется, что можно было какую-то сцену сделать лучше. Но Борис – хитрец. Он не особо приветствует отсмотр дублей в процессе съёмки. Делает это намеренно, чтобы мы не принялись лицедействовать и «включать Aктёра Aктёровича». Но я отношусь к своей неудовлетворённости легко, без драматизма. Считаю, что фильм делает режиссёр, он отвечает за всё. И главное, чтобы ему нравилось.

– С 2003-го года вы руководитель знаменитого Кемеровского театра «Ложа». Как был создан этот театр?

– Театр «Ложа» был создан Евгением Гришковцом осенью 1990 года. Первым спектаклем был «Мы плывём», премьера которого состоялась 27 марта 1991 года в Кемеровском доме художника. В том же году театр переехал в 7-ой корпус Кузбасского политехнического института и стал театром – студией этого института.

 

Со своими спектаклями «Ложа» участвовала в огромном количестве фестивалей в Екатеринбурге, Питере, Перми, Сочи, Новокузнецке, Лондоне, Вене, Бельгии, Южной Корее. В год «Ложа» выдает по одному спектаклю. В репертуаре «Сингулярия тантум», «Титаник», «Полное затмение», «Угольный бассейн», «Осада», другие. В «Осаде» впервые была использована живая музыка. В «Ложе» постоянно что-то изобретается и театр  попадает на самые незаурядные фестивали как Фестиваль документального театра в столице и «Театральные опыты» в Челябинске или едет по приглашению Культурного совета Великобритании на гастроли. Его новации укореняются в спектаклях. Так, к примеру, спектакль «Зима» был создан в жанре «наглядной информации». А «Угольный бассейн» дал название новому театральному жанру «вербатим», по которому потом были созданы сотни спектаклей в Москве.

 

– Чем уникален ваш театр?

– Спектакли в театре «Ложа» всегда авторские. Это значит, что режиссер никогда не ставит чужие пьесы. Он создаёт их в соавторстве с актёрами в технологии так называемой «коллективной импровизации». Так придумали московские критики, которые долго не могли понять, на какую же полку положить «Ложу». Уникален и метод существования актёров на сцене. Актёр не заучивает строгий текст, а выдаёт нужную информацию своими словами. Каждый раз это новый текст. У нашего театра 22 спектакля за 22 года. Но «Ложа» всегда был и останется камерным театром. Это обусловлено и помещением, и тем, что в Москве мы известны гораздо больше, чем в родном городе. Нет пророка в своем отечестве. Слава должна прийти из другого города (из того самого, с которым у нас разница в 4 часа). И желательно – через медиа-ящик. Такова провинциальная психология. Вот сейчас я в очередной раз вызвал в городе интерес. Почему? Кинотавр. «Аритмия».

– Некоторые ваши герои – представители определенного типа российского человека. Люди труда, что-то постоянно созидающие, но вот часто движущиеся в своей инициативе не в ту сторону. В «Долгой счастливой» ваш герой вдохновляет фермера на противостояние властям, потом сам сдаётся. Всегда хотелось понять –эта разрушительная инициатива намерена или случайна?

– Мои герои , конечно же, не целенаправленны, тем более, в своей разрушительной инициативе! Наивные – да. Искренние – да. Ещё и добрые. Я видел таких много в жизни. Их образы рождались из наблюдений.

– Что нужно актеру для счастья: слава, деньги, постоянная востребованность?

– Актёру для счастья нужны слава, деньги и постоянная востребованность! Но все эти вопросы меня волнуют очень мало. Ибо я актёр провинциальный. В приглашениях на съёмки вижу, прежде всего, радость от встречи с хорошими друзьями. Ну и возможность несколько улучшить материальное положение.

– Команда Бориса Хлебникова часто снимает в глубинке, в условиях дикой природы. Были ли какие-то опасные нестандартные ситуации на съемках?

– Лично у меня нестандартных и опасных ситуаций на съёмках не было. Или, может быть, я их не заметил. Сниматься приходилось в разных условиях, но коллектив группы очень заботливо опекает актёров. Это трогательно и забавно для меня, так как комфортом и опекой я никогда избалован не был. Потребности у меня простые. Но забота об актёрах всё-таки чертовски приятна.

– Как и где вам нравится отдыхать в свободное время?

– Мой любимый отдых – в позе тюленя перед телевизором. А еще лучше – на пляже. Собираюсь на «активный отдых» всегда долго, настраиваюсь. Но уж, если поехал, то меня не остановить. С возрастом стало нравиться отдыхать в тех местах, где меня не может достать сотовая связь. На пленэре, на даче, в лесу. Я люблю компанию хороших друзей, хотя иногда и забиваюсь в свою «нору». Я же рак по зодиаку.

– Как вы относитесь к тому, что вас узнают на улицах, просят автографы?

– В городе своём я прожил 50 лет. Знают меня очень многие. Когда узнают – улыбаются, я улыбаюсь в ответ, иногда здороваются, автографы не просят. Но когда просят – даю, на написанной мной книжке «Поучительные похождения Джони-пешехода». Иногда фотографироваться хотят – не отказываюсь.

– Ваши любимые книги, писатели, которых не устаете перечитывать?

– Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества», Федор Михайлович .Достоевский, Алексей Толстой, Антон Павлович Чехов, Михаил Булгаков, Ильф и Петров, Зощенко, Бабель, Лесков. Много. Разные. Самых-самых выбрать невозможно.

Ваши персонажи – это вы, не совсем вы или совсем не вы?

– Мои персонажи – подсмотренные. Я же дядька уже пожилой. Насмотрелся разных…

 

Интервью вела

Дарья Бережницкая

просмотров: 74

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *