«Жених» Филипп Райнхардт: «Нужно идти своим путем, чтобы тебя не обогнали!»

Филипп Райнхардт – один из самых известных в России «немцев» (хоть он и швейцарец). После премьеры комедии Светлакова и Незлобина «Жених», Филиппа можно увидеть в различных российских ток-шоу, а продолжение успешного фильма уже снимается в Берлине. Здесь я и познакомилась с «немецким женихом», 36-летним швейцарцем с белозубой улыбкой, стройным высоченным красавцем Филиппом Райнхардтом. Он буквально перебегал мне дорогу во время фестиваля «Золотой медведь». И великодушно согласился дать интервью в обеденный перерыв, пригласив меня и других коллег на чашечку кофе в итальянскую таверну. Получилось настоящее русское застолье, где кто-то всё время приходил, уходил, и всем было весело. Сегодня Филипп гость нашего журнала.

 Филипп, как вас угораздило стать женихом в российской комедии?

И каково было ваше первое впечатление от съёмок – чужая страна, чужой язык, чужой менталитет?

– Для нас, швейцарцев, организация, структура – это все. Уже перед началом съёмок в России я знал, что не смогу, да мне и не нужно, понимать русскую логику. Потому в результате все равно все будет отлично! Иногда я думал во время съёмок «Жениха», что умру, потому что на съёмках всё было в состоянии творческого хаоса, всё постоянно изменялось, придумалось новое… А потом я понял, что ради бесподобного результата стоило выдержать весь этот стресс. Теперь я в очень тесных дружеских отношениях с Картунковой, Светлаковым, Незлобиным. Сергей Светлаков пригласил меня как-то на 70-летний юбилей своей мамы. Огромная вечеринка, как это в России принято. И вдруг – тишина, Сергей говорит: «Филипп сейчас скажет тост по-русски!» А я в это время ещё русским почти не владел, ужас! Пришлось встать и на пальцах, через пень колоду произносить тост. Все надорвали животы от смеха.

Ну, как это в компании со Светлаковым обычно и бывает…

– Это точно. А потом меня пригласили на интервью в программу ТНТ. Я старательно отвечал на различные вопросы и всё время гордо говорил: «Я была.., я была…, я была…». Не понимал, что употребляю местоимение женского рода, вместо мужского. Потом интервью закончилось и оператор говорит: «Филипп, в мужском обличии ты мне нравишься больше!»

Мне тоже! Филипп, вы могли себе представить жить в России?

– Никогда не говори «никогда». Россия стала моей второй Родиной. Я провожу тут много времени на съёмках. И на самом деле чувствую себя здесь дома. Но моя будущая жена живет в Берлине, и нужно, конечно, ещё спросить её. Но теоретически, я ничего не исключаю. Дом человека там, где он чувствует себя дома.

У вас есть творческие мечты, планы?

– В кинобизнесе нельзя строить планы. Над одним фильмом работает столько людей, такие разные, такие непредсказуемые… Потом вроде фильм снят, а все зависит от того, как его смонтируют, как примет его публика, какая будет погода во время показа и так далее. Это такая сфера, где всё зависит от удачи, случая, все решают счастливые случайности, столько факторов, на которые нельзя самостоятельно повлиять. Я просто нахожу новый проект, работаю над ним, пытаюсь продвигаться.

Расскажите о вашей семье, родителях.

– Я вырос в Цюрихе. Моя семья – классические буржуа. Отец – адвокат, мама работала в медицинской отрасли. А я с самого детства был гиперактивным ребенком, плохим учеником, хоть и учился в гимназии. К тому же мальчиком я был очень маленьким и толстым. Я рано начал играть в театре, потому что он мне представлялся противоположностью реальности. Там ко мне относились серьезно, не дразнили. После школы я поступил в актерскую школу в Гамбурге. И потом началась моя вторая актерская карьера в России. Суперроли! Интересно, смешно!

Как ваши родители относятся к вашей «русской» карьере?

– Они были на премьере «Жениха» и с тех пор влюблены в Россию. Они знают, что это самая гостеприимная страна.

Вы хотели бы, чтобы ваши дети, когда они появятся, стали бы актерами?

– Я думаю, жизнь это не прейскурант желаний. Я полагаюсь на бога и его справедливость. А насчет детей – думаю, когда у меня они появятся, то сами решат, кем они хотят быть. У детей главное, чтоб были здоровыми!

В фильме «Жених» затрагивается тема войны. Как вы сами относитесь к этой теме?

– Мой герой приезжает в Россию в День Победы 9-го мая, чтобы сделать предложение русской невесте. Это уже тема для анекдота. «Жених» – один из немногих фильмов, которые одинаково понравится и русским, и немцам (несмотря на то, что зачастую, довольны остаются или те, или другие). Преимущество комедии в том, что она имеет право говорить о серьёзных темах с юмором. Над войной нельзя смеяться, нет. Но «Жених» построен так, что вспоминая события войны, обе стороны братаются, выручают, а не уничтожают друг друга. И это мне нравится.

Кто-то из ваших родственников участвовал в войне?

– Слава богу, нет. И я, к счастью, никого на войне не потерял. Я рад, что мой дед, который работал во времена третьего рейха в большой страховой компании в Швейцарии, видел молодого Гитлера лично и предупредил всех наших родственников: «Этот человек может стать очень опасным». Что и подтвердилось.

Русские друзья Филиппа за общим столиком в таверне то и дело подкладывают ему новые яства. Он поглощает их с удовольствием, но в малых количествах, скромно. У меня сам собой возникает вопрос о диете. Филипп отрицательно качает головой.

– Нет-нет, что вы. Я ем всё и сколько хочу. Но через пару недель у меня съёмки в новом русском фильме «Тобол», где я играю заключенного времён Петра 1, долгое время проведшего в тюрьме. Надо прийти в форму. (Смеется). А вообще я бросил пить и курить. Просто понял, что это меня ограничивает.

Филипп, что бы вы сделали, будь вы президентом России?

– В России я бы был очень плохим президентом. В Швейцарии тоже. Потому что я вообще ничего в политике не понимаю. Я думаю, хорошо, что президент России господин Путин, а не я.

Куда вы обычно ездите в отпуск?

– Я люблю швейцарские горы.

А «все включено»?

– Я сейчас действительно только что вернулся из Абу-Даби. Было очень смешно. И русских тоже было много.

Что вы больше всего любите из русской кухни?

– Больше всего – пельмени. Но от них толстеешь. А если в России от еды отказываешься, то русские обижаются. Вот теперь в Москве мне надо будет придумать, как никого не обидеть и в то же время не растолстеть. Но что касается водки, мои друзья в России знают: я не пью. И точка! Как сказал Марлон Брандо: «Нужно идти своим путём, чтобы тебя не обогнали!»

Жениха расспрашивала Дарья Бережницкая

 

просмотров: 57

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *